“Чёрные картины” Франсиско Гойи

«Я – Гойя! Глазницы воронок мне выклевал ворон, слетая на поле нагое. Я – Горе». Так написал в своём знаменитом стихотворении Андрей Вознесенский, подтвердив существующее мнение о том, что современный человек воспринимает великого испанца, в первую очередь, как создателя мрачных, пугающих и трудно постижимых творений.

Между тем, Франсиско Гойя это не только голод и повешенные бабы. Прежде всего, он первый художник-модернист, изменивший классическое представление о композиции в живописи. Гойю справедливо считают связующим звеном между старым и новым искусством, наследником Веласкеса и предшественником Мане. В его картинах присутствуют как  чувственность и ясность прошлых веков, так и плоский анти-иллюзионизм современной эпохи.

У Гойи не было любимого жанра. Он писал пейзажи и натюрморты. Ему одинаково хорошо удавались лица напыщенных вельмож и заманчивые черты женских тел. Его кисти принадлежат яркие исторические полотна и картины, гениально передающие содержание библейских сюжетов. Но в творчестве Гойи есть одна особенность, которую не встретишь у других художников. Никто и никогда не изображал так убедительно и достоверно жестокость, суеверия и безумие. Гойя сумел показать самые крайние и отталкивающие свойства человеческой натуры с максимальным реализмом и честностью. Наиболее ярко эта особенность его художественной натуры проявилась в, так называемых, “Чёрных картинах”, – комплексе фресок, которыми Гойя покрыл стены своего дома, расположенного в предместье Мадрида.

Кинта дель Сордо (Дом Глухого)

В 1819 году Гойя переезжает из Мадрида в загородный дом с поместьем, известный как Кинта дель Сордо (Дом Глухого).

Франсиско Гойя. Кинта дель Сордо

Кинта дель Сордо (Дом Глухого). Рисунок выполнен Сейнт-Элмой Гаутьер в 1877 году. Дом Гойи – небольшое строение слева. Правое крыло было возведено после смерти художника.

К этому времени художник пережил череду личных трагедий: смерть жены и нескольких детей, разлуку с близкими друзьями, тяжёлую болезнь, которая стала причиной его глухоты. Поселившись за городом, в тихом месте за рекой Мансанарес, Гойя надеется обрести душевный покой и избежать сплетен вокруг его отношений с Леокадией Вайс, молодой красивой женщиной, которая на тот момент была замужем за богатым купцом Исидоро Вайсом.

Но непростая ситуация в стране, которую художник остро переживает, и тяжёлый сердечный приступ, оказывают разрушающее воздействие на его здоровье и психику. У Гойи начинается депрессия. Он не видит в окружающем мире ничего радостного и светлого. Пытаясь справиться с внутренним хаосом и тоской, Гойя на стенах комнат своего дома пишет масляными красками пятнадцать картин, которые впоследствии назвали «чёрными» за тревожное настроение и преобладание в палитре тёмных тонов. Некоторые из них посвящены библейским или мифологическим сюжетам, но в основном «Чёрные картины» это мрачные порождения фантазии художника.

Существует множество объяснений тому, какой философский и символический смысл имеют росписи из «Дома глухого». Некоторые исследователи творчества Гойи считают, что «Чёрные картины» вообще не поддаются пониманию. Что такое эти фрески? Проекции кошмарных снов, запечатленные галлюцинации больного рассудка или зашифрованные пророчества грядущих бед, ожидающих, как самого Гойю, так и всё человечество? Однозначного ответа не существует.

Однако с уверенностью можно сказать, что в «Чёрных картинах» Гойя, возможно спонтанно и непреднамеренно, в виде пугающих загадочных образов  выразил то, что его мучило и беспокоило: гражданскую войну, крах испанской революции, отношения с Леокадией Вайс, собственное неизбежное старение и приближающуюся смерть. Расположение «чёрных картин» на стенах «Дома глухого» художник подчинил определённому плану, объединив своё творение в единый комплекс, который  можно разделить на две части: нижнюю и верхнюю. Поэтому, чтобы «прочитать» росписи Кинта дель Сордо, понять их скрытый смысл надо исходить не только из того, что изображено на фресках, но и принять во внимание их пространственные отношения друг с другом.

Фрески первого этажа

В длинной вытянутой комнате нижнего этажа, в простенках, находилось семь фресок, которые были выполнены в одном стиле и представляли собой законченную композицию.

По обе стороны от входной двери размещались два портрета: предположительно, самого мастера и его экономки Леокадии Вайс, ставшей, впоследствии, хозяйкой дома.

Портрет Леокадии, находившийся с левой стороны, изображает молодую элегантную женщину, которая стоит, прислонившись к могильной ограде.

Франсиско Гойя. Леокадия

Леокадия

Что означает могила? Возможно, Гойя хотел показать, что Леокадия ждёт смерти своего мужа, который мешает ей стать законной женой художника. Или это могила самого Гойи и портрет говорит о мрачных предчувствиях, которые им овладели?

Справа от двери расположились «Два старика».

Франсиско Гойя. Два старика

Два старика

Старик с длинной бородой, напоминающий фигуру с рисунка Гойи «Я всё ещё учусь», скорее всего, изображает самого живописца. Вторая фигура, это демон его вдохновения или инфернальный искуситель, который вынужден кричать глухому художнику в ухо, чтобы тот его услышал.

Франсиско Гойя. Две старухи, едящие из общей посуды

Две старухи, едящие из общей посуды

В углублении над дверью, – «Две старухи, едящие из общей посуды». На эту фреску обращают мало внимания, но она имеет большое значение для всей композиции. Изображённые на ней фигуры, не только едят, но и указывают на какое-то место вне пространства картины. Куда направлены их пальцы?

Франсиско Гойя. Портрет герцогини Альбы

Может быть, художник пародировал самого себя, намекая на написанные им когда-то портреты герцогини Альбы?

Но скорее всего, старухи указывают на Гойю, как бы напоминая ему о старческой немощи и скорой смерти.

На противоположной к входной двери стене Гойя написал две, разделённые окном картины, ставшие впоследствии наиболее известными среди его современных почитателей: «Сатурн, пожирающий своих детей» и «Юдифь, отрубающая голову Олоферну», которые так же, как и фрески у входной двери являются изображениями Гойи и Леокадии, но символическими.

Франсиско Гойя. Сатурн, пожирающий своих детей

Сатурн, пожирающий своих детей

Отождествив себя с Сатурном, Гоя выразил свой страх за сына Хавьера, которого он боялся погубить неправильным воспитанием, ревностью или несправедливым гневом. Уродливое языческое божество, съедающее собственного ребёнка, это эмоциональная метафора неизбежного столкновения отцов и детей.

Франсиско Гойя. Юдифь, отрубающая голову Олоферну

Юдифь, отрубающая голову Олоферну

В образе Юдифь, олицетворяющем власть женщины над мужчиной, нашли своё отражение переживания Гойи, связанные с его старением и угасанием сил. Очевидно, что отношения с Леокадией усиливали это горькое чувство.

Слева от «Леокадии», на большой продольной стене между окон, находился огромный фриз «Шабаш ведьм» или «Большой козёл». Напротив него на правой стене – фриз “Паломничество к св. Исидору”, изображавший ежегодное народное гуляние, устраиваемое в Мадриде.

Шабаш ведьм

Шабаш ведьм

Гойя и прежде обращался к теме колдовства и сатанизма. Ведьмы присутствовали в качестве главных персонажей на его знаменитых гравюрах «Капричос». В 1798 году он написал картину, которая носила такое же название, что и фреска в «Доме глухого». Но, судя по всему, художника интересовала не магия, как таковая, а суеверия, существовавшие в то время в испанском обществе. «Шабаш ведьм», несмотря на своё гнетущее и тревожное настроение, произведение, скорее всего, сатирическое, в котором Гойя высмеивает человеческую глупость, необразованность и отсутствие рационального мышления. Надо сказать, что эта фреска имеет ещё один, политический подтекст. Её содержание направлено против роялистов и духовенства, получивших значительную власть после поражения испанской революции.

Франсиско Гойя. Паломничество к св. Исидору

Паломничество к св. Исидору

“Паломничество к св. Исидору” мрачная карикатура Гойи на быт и нравы Испании начала 19 века. Пьяная, горланящая песни толпа простолюдинов явно не охвачена религиозным чувством. Для участников паломничества праздник одного из самых почитаемых в Испании святых всего лишь повод, для того чтобы выпить и покуражиться. Тем не менее, тьма, которая окутывает идущую толпу, и испуганные лица паломников придают картине мрачное настроение. Чтобы усилить драматизм происходящего, в правый нижний углу фрески Гойя поместил фигуру монаха, который с горечью и скорбью наблюдает за процессией. “Паломничество к св. Исидору” невольно хочется сравнить с другой, наполненной светом и радостью работой Гойи “Праздник в день Св. Исидора”, которую он написал за сорок пять лет до создания «чёрных картин».

Франсиско Гойя. Праздник в день Св. Исидора

Праздник в день Св. Исидора

Фрески второго этажа

В комнате второго этажа было восемь пригодных для росписи простенков, но Гойя использовал только семь из них. Направо от входной двери находилась загадочная «Собака», на длинной левой стене «Атропос» или “Мойры” и «Поединок на дубинах», на противоположной правой – «Асмодея» и «Прогулка инквизиции», на стене напротив входа и слева от окна располагались “Читающие”, справа – “Смеющиеся женщины”.

«Собака», самая странная и породившая множество толкований фреска, визуально разделена на две части, верхнюю и нижнюю.

Франсиско Гойя. Собака

Собака

Верхняя светло-жёлтая часть занимает основное пространство изображения, поэтому зрители обычно воспринимают её, как золотистое небо, раскинувшееся над коричневым зыбучим песком, из которого пытается выбраться собака. Её взгляд, направленный вверх, к загадочному тёмному участку, кажется обращением за помощью к высшим силам. Возможно, что именно так ощущал себя художник в тот непростой для него период: одиноким, погибающим в пучине нахлынувших на него бед и несчастий, но не теряющим надежды на чудесное спасение.

Расположенная на левой стене роспись, получившая название «Атропос», сюжетно связана с древнегреческой мифологией.

Франсиско Гойя. Атропос

Атропос (Мойры)

Гойя изобразил богинь судьбы, Клото, Лахесис и Атропос в виде парящих в воздухе безобразных отталкивающих существ. В центре картины, в окружении богинь находится фигуры мужчины, со связанными за спиной руками, что, по всей видимости, означает бессилие человека перед ударами судьбы.

Находящийся рядом с «Атропос» «Поединок на дубинах» показывает двух, бьющихся насмерть мужчин, которые глубоко увязли в грязи и, поэтому, не могут покинуть место сражения.

Франсиско Гойя. Поединок на дубинах

Поединок на дубинах

Судя по тому, что мужчины очень похожи друг на друга, их бой символизирует гражданскую войну, бушевавшую в то время в Испании.

Занимающая первый правый простенок «Асмодея», наверное, самое труднообъяснимое произведение из всех, написанных художником на стенах «Дома глухого».

Франсиско Гойя. Асмодея

Асмодея

Две фигуры, мужская и женская, застыли в воздухе. Их лица искажены страхом, жесты выражают тревогу. Видимо, персонажи фрески чувствуют себя незащищёнными от опасностей, которые таит в себе раскинувшийся под ними мир. Мужчина протянул руку к огромной скале, на которой расположен город с крепостными стенами. Женщина смотрит в противоположную сторону. Внизу, под летящими фигурами,  видны французские солдаты, готовые вести прицельный огонь, и группа людей с лошадьми и повозками. Несмотря на пугающее и чрезвычайно тревожное настроение картина невероятно красива, благодаря наполняющему её золотистому фону, с синими и серебряными вкраплениями, на котором расположены два, не связанных между собой, ярко-красных объекта.

Следующая за «Асмодеей» «Прогулка инквизиции» имеет неясный сюжет и, возможно, была не закончена.

Франсиско Гойа. Прогулка инквизиции

Прогулка инквизиции

Композиция картины нарушена: внимание зрителя привлекает правый нижний угол, в котором находятся группа неприглядных персонажей с человеком в мантии инквизитора на переднем плане. Оставшуюся часть занимает мрачный горный пейзаж с неясными человеческими фигурами. У этой картины есть второе название – «Паломничество к источнику Сан-Исидро» и её часто путают с росписью, находящейся на первом этаже, которая имеет похожее название.

Разделённые окном «Читающие» и «Смеющиеся женщины» выполнены в одной стилистической манере и композиционно дополняют друг друга.

На «Читающих» изображена группа мужчин, которые с большим вниманием слушают человека, читающего вслух газету, лежащую у него на коленях. Некоторые исследователи творчества Гойи считают, что это политики, которые изучают посвященную им статью.

Франсиско Гойя. Читающие

Читающие

«Смеющиеся женщины» это своего рода парафраз «Читающих», где внимание двух смеющихся женщин сосредоточено на мужчине, который, по всей видимости, занят мастурбацией. Каков истинный смысл этого своеобразного диптиха? Наверное, художник хотел показать, что политические собрания, как и онанизм, занятие бесплодное, но доставляющее удовольствие.

Франсиско Гойя. Смеющиеся женщины

Смеющиеся женщины

Загадки, связанные с «чёрными картинами», не ограничиваются их таинственным содержанием. Существует предположение, впрочем, неоднократно опровергнутое, что автором фресок Кинта дель Сордо является не Гойя, а его сын Хавьер. Авторы этой теории исходят из того, что современники Гойи не знали о существовании «тёмных картин» и никогда их не видели, а первое упоминание о фресках появилось в печати спустя 40 лет после смерти художника.  Кроме того, «Дом глухого», в то время, когда в нём жил Гойя, имел только один этаж, а второй был построен после его отъезда во Францию. Следовательно, авторство Гойи нельзя считать бесспорным.

∗∗∗∗∗

В настоящее время «чёрные картины», перенесённые со стен на холст, выставлены в музее Прадо в Мадриде. Несмотря на то, что порядок расположения картин не соответствует «Дому глухого» и целостность композиции нарушена, их воздействие на зрителя не уменьшилось. Мрачные и пугающие образы, созданные испанским гением, вызывают сильные и противоречивые чувства, заставляя восхищаться безобразным, восторгаться уродливым и наслаждаться отвратительным.

Источники

1. The Black Paintings
2. The Secret of the Black Paintings
3. The unflinching eye
4. Goya’s Black Paintings Harsh, but Honest
5. Goya: The Black Paintings
6. The Black Paintings

7. Прокофьев, Валерий Николаевич. Гойя. Ансамбль росписей нижнего этажа Дома Глухого. 1820 / В. Н. Прокофьев. – С .131-188. Мастера классического искусства Запада : сб. ст. / Акад. наук СССР, Всесоюз. науч.-ислед. ин-т искусствознания ; [ред. и сост. В. Н. Прокофьев]. – М. : Наука, 1983. – 285, [2] с. : [12] л. ил. ; 21 см.-Библиогр. в примеч. в конце ст. – В надзаг. также: М-во культуры СССР. – 28000 экз.. – (в пер.)

Поделиться